Носки

Как раз сегодня ехал в плацкартном да вспомнил историю — простую, но вспомнить приятно, как ностальгия по молодости типа того. Короче на дворе 92 год, Ельцин в пике формы, (Гринго еще молод и беден), лето, страна мегалитрами кушает «Рояль», всё ништяк, а я и мои однокурсники, бодро рулим на военные сборы. Сбор натурально на Московском вокзале вечером, я с провожающей компашкой разминаюсь красненьким у монумента Пушкину, есть такой недалеко от вокзала, и вечерок постепенно перестаёт быть томным, а впереди военные сборы……. Сборы — это вообще само по себе явление, что-то с чем-то. Достаточно сказать, что один из наших пришёл на вокзал к построению не только на рогах, как и большинство, но и в военной пехотной каске зеленого цвета. А ехали вообще-то на военно-морскую базу в Северодвинск.


( Читать дальше )

Потому что мы банда

Серега — высокий седой мужик, друг моего детства, юности и я очень надеюсь — глубокой старости, сидел на скамеечке и подглядывал в узкую щель приоткрытой двери.
Мимо по коридору пробегала девушка в спортивном костюме и игриво обратилась сразу к двоим: к Сереге и парню сидящему напротив:
— О, вас я и ищу. Здравствуйте. Вы нужны мне как мужчины, но это не то, что вы подумали.
Серега:
— Я как-то сразу догадался, что не то… Вам нужно мебель передвинуть?
Девушка:
— Нет, как раз наоборот — для мебели… Там на втором этаже в секции рукопашного боя проходит день открытых дверей, и для показательного выступления тренеру не хватает как раз вас двоих, чтобы было десять. Не бойтесь, вы же мужчины.
Мужик:
— Да можно вообще-то, пойдемте.
Серега:
— Извините, но я пас. Я тут дочку из гимнастики жду.
Девушка:
— Да это недолго и не больно, пару минут всего, пойдемте, не женщин же мне звать…

Сергей:
— Ну, если быстро и не больно, тогда ладно, ведите.
Девушка:
— Хулахуп и сапожки бросьте тут, у нас не воруют. Давайте уже быстрее, нас ждут.

Опоздавшие вошли в большой зал, вокруг на скамейках сидели сосредоточенные родители и, не мигая, с восторгом наблюдали, как их детишки дружно кувыркались по полу устланному черными матами и ловко отбирали друг у друга вялые резиновые ножи.
Коренастый тренер в кедах и в форме американского солдата маскировочного окраса, заметил вошедших, хлопком в ладоши остановил своих выдрессированных ребят и сказал:
А вот еще двое, сейчас вы увидите, что может джиу-джитсу в реальном уличном бою. И так — у нас ровно десять негодяев из подворотни.
Зал шутку оценил.
Мужики, а это в основном были родители воспитанников секции, стали послушно снимать обувь и с трепетом ступать на холодные дерматиновые маты.
Тут Серега замялся и спросил:
— А можно мне босиком?
Тренер улыбнулся и остроумно пошутил:
— Пожалуйста, но Вам это вряд ли поможет.


( Читать дальше )

Поиграли

… площадка за домом, летние каникулы и я в том возрасте, когда начинаешь обращать внимание на формирование у девочек вторичных, но весьма важных в последствии, половых признаков. Нас человек пять хулиганствующих пацанят. У каждого своя, любовно и с трепетом вырезанная бита, которая по вечерам дома шлифовалась неумелыми детскими руками. Но это не значит, что бита была толщиной с прутик и весила два грамма. Совсем наоборот – биты были увесистые и весьма страхолюдные с виду.
…И вот прекрасная в своей деформации банка установлена, линии прочерчены и игра началась. Все были профессионалы, и никому не хотелось проигрывать. Борьба шла жесткая и бескомпромиссная, сопровождающаяся глумливыми подъiопками промазавших и растущим самомнением выигрывающих. Не скажу, что я был лидером, но и в отстающих тоже не числился. Хотя и старался изо всех сил, но палка что -то в этот раз никак не хотела попадать по банке. И я разозлился. Ууух, как я разозлился. Собрав в кулак все свои маломощные сила и сконцентрировав энергетику в мышце правой руки, я размахнулся и с судорожным кряком направил дубье в банку.


( Читать дальше )

Санёк, Витек и саночки

… Сидя на Крайнем Севере, зимним вечерком с другом детства мы попивали холодную водочку и закусывали домашними пельменями макая из то в сметану, то в аджику. Понятнее дело тоже домашнюю. За окном падали хлопья снега и долетев до земли глупо метались в поисках лучшего места для приземления, атмосфера становилась серой как жопа у волка и где то вдалеке, сквозь приоткрытое окно слышался лай собак.

— А помнишь? – Игорь хрустнул пробкой второй бутылки отворачивая ее голову – Джек Лондон… Белое безмолвие… Собачьи упряжки… А?

Еще бы я не помнил! Тогда мы просто бредили приключениями в северное тундре, и хотя сами жили на Севере, но тот, книжный Север казался более романтичен и суров чем родная Якутия, кстати тоже весьма злоебучая в плане морозов.

— А Белку помнишь?

— Ага. Я кивнул, выпил и нацепил на вилку пельмень. Пельмешку опустил в сметану и оправил по назначению. С удовольствием почувствовал вкус тройного фарша (свинина-говядина-оленина) и потянулся за второй.


( Читать дальше )

Если бы пиздюли были печеньем

В детстве больше всего на свете я любил пиздюли. Любые. От самых простых и незатейливых до всяких-разных витиевато-выпендрёжных. В общем, любые. У меня всегда были полные кармашки пиздюлей. И даже изо рта частенько торчала какая-нибудь маленькая пиздюлина. Обычно мне их давала мама. Приходила с работы и кричала с самого порога радостным голосом:
— Сынуля, а что я тебе принесла!
Естественно, я со всех ног мчался к ней. И там, прямо у входной двери, не снимая сапоги и шапку, мама отсыпала мне несколько небольших пиздюлин. Бывало, что она их покупала, а иногда делала их сама. Самодельные мне нравились даже больше. Ведь всегда приятно получить пиздюли, сделанные руками близкого человека. Мама всегда говорила, что самое главное в пиздюлях – это яйца. Поэтому никогда не надо их жалеть. И она их не жалела, уж поверьте мне на слово. Наверное, поэтому мамины пиздюли были особенно хороши.
Как-то раз папа подозвал меня к себе и сказал:
— Сынок, ты уже большой мальчик. Если ты хочешь пиздюлей, то пойди в пиздюлошную и купи там столько, сколько тебе нужно.


( Читать дальше )

Памятник идиоту

та история произошла в 2000 году. Весной. Как раз в это время в городе наблюдался самый настоящий бум тротуарной плитки. Так вот, мы, компания молодых «энтузиастов», жаждущих иметь собственный бизнес, организовали свою фирму по производству и укладке этой самой плитки. Было, в общем-то, всё необходимое: подходящий цех, обкатанная технология, возможности взять кредиты, словом, живи и радуйся. Но, имелось одно «НО». Основная рабочая сила. Ну, кто идет в подсобники (а дипломов по специальности «принеси-подай-иди-на-фиг-не-мешай» в природе не существует)? Правильно. Бывшие зэки, алкаши, наркоманы и постоянные
придурки. Так вот, среди наших придурков имелся милый мальчик, назовем его Васей. Видимо, у него и впрямь было что-то не то с головой – в армию его не взяли. Он-то всё это и учудил.


( Читать дальше )
Сайт Русского острова