Записки шлюхи: Жертва страсти.

Звонит мне Лиза, говорит — можно приеду? Здрасьте, гости дорогие, заходите — всегда рада. Дома одной, как назло, очень скучно.

Через час врывается Лиза. Нет, не входит — именно врывается. Видно – злая как черт, с собой бутылка виски, помидоры, шоколад, пачка сосисок, банка соленых огурцов, и зачем-то упаковка селедки.
Вываливает это все на стол, и мне понятно сразу — была не в себе, мела с полок не глядя.

Падает в кресло, нервно закуривает, четким броском со всей дури отправляет пачку в стену, и говорит – не мне, явно в пространство:
-Убью сссуку!

-Оппа! — смеюсь. Лиза, когда злая, становится очень забавной – а что случилось-то?
-Ой, Кать, давай налей мне — и снова, в никуда — нет, я его точно прибью, скотину! Блин, ну это ж надо было так! Ну сссука!
Искры из ее глаз явно грозятся прожечь мне ковер.

Вечер намекнул, что будет интересным.
Я несу стаканы, тащу пепельницу, режу сосиски, достаю колу и украдкой тяну один огурчик.
Лиза курит, я наливаю, мы молча чокаемся, пьем, и я нетерпеливо спрашиваю:
-Ну?
-Вот! – нервно говорит Лиза и достает из сумки бланк.
-Чейта? – спрашиваю, но скорее для порядка. Я прекрасно вижу, чейта.
-Трепак! — орет Лиза- Трепак с трихомонадой! Вот чейта!
-Ой! Так тебе же, значит, пить нельзя — от неожиданности я зачем-то выдаю не слишком уместную в этой ситуации сентенцию.
— Ну да, блин, Америку открыла. – издевательски отвечает мне Лиза. -…Убью его! Зараза!

— Зараза. — подтверждаю я – А кто?
И она взрывается на полчаса.
Если совсем кратко, то дело было так: Лиза в очередной раз взяла себе «отпуск», и, прожигая заработанные деньги, познакомилась в клубе с прекрасным барменом, внешне сильно смахивавшем на греческого бога.
Бармен, со слов Лизы, был высок, широкоплеч и синеок настолько, что устоять было ну просто невозможно. Лиза и не думала крепко держать бастионы и сдалась почти без боя. Точнее, легкий бой все-таки случился — ибо за его прекрасную тушку у барной стойки сражались глазами не менее десятка волооких дев в декольте и мини.
Лиза вышла победителем, и уволокла добычу в одно лицо. Впрочем, добыча тоже, видимо, оказалась сражена рыжеволосой Лизой наповал, и была совсем не против.

Следующие три дня они провели у него дома, ломая кровать, стол, стул, и чуточку перила на парадной. На четвертый Лиза поняла, что влюбилась, и, чего с ней ранее не случалось, с удовольствием мысленно с десяток раз проиграла в голове их совместный проход от лестницы в загсе, и аж до самого стола регистраторши. Ну, значит, чтоб и в печалях и в радостях…и во веки веков.

Влюбленным голова особо ни к чему, а потому в тот же день Лиза от своей избавилась.
Ну, то есть, когда синеокий прелестник, поморщившись, капризно сказал, что ему поджимает резиновый друг, и без оного было бы намного лучше и романтичнее, она, не долго думая, наманикюренными пальчиками стянула презерватив и предалась незащищенной страсти нежной.

Когда через недельку у сияющей от страсти Лизы слегка зачесалось, она не придала этому значения, и купила свечи от молочницы. Ну с кем не бывает?
Когда стало ясно, что со свечами что-то не сладилось, она понеслась к врачу. Тетя-гинеколог выслушала Лизу, ухмыльнулась, поковырялась, рассмотрела, понюхала, мазнула и велела приходить через несколько дней.
На этом Лиза начала слегка трезветь и на все страстные заезды синеокого героя предпочла пока не отвечать.

Окончательно Лиза поняла, что с загсом, наверное, все же не сложится, когда получила на руки бумажку, в которой черным по белому…

-И вот ты прикинь! — бушевала она, сидя в моем кресле — Ты прикинь! Восемь лет! Восемь лет я работаю, и такое было, что и не приснится, но ни разу — ты понимаешь, ни разу! — я нигде и ничего не подхватила! Никогда и ничего! Ни единого раза! Я даже с Кипра ни букета, ни веточки не привезла! Потому что, блин, головой думала! Чтоб я — и без резины?!
А тут, блять, от какого-то бармена! По любви, блять! Убью суку! Я его убью!..

Во втором часу ночи основательно набравшаяся с горя Лиза ушла от меня убивать своего трихомонадистого греческого бога.

* * *
Так вот, мораль сей басни.
Иногда кто-то нет-нет, да и скажет, что мол, от проституток вся зараза. Что и подцепить там все что хочешь, и все такое…
Нет, зайки. То есть, так, конечно же, тоже бывает. Никто не застрахован. Да только не так все однозначно. Потому что мы предохраняемся. Предохранемся лучше и тщательнее, чем обычные женщины, которые по любви.
И следим за этим. И головы не теряем.

А Лиза-то, проститутка Лиза с ее опытом, за восемь лет не заболевшая ни разу, потому что голова была на месте, умудрилась попасть в типичную ловушку для влюбленных дев — триппер по любви.

Обычные девушки как поступают?
Полюбила и дала. А потом – ты ушел, а я ждала.
А потом бежит в поликлинику и удивляется, откуда у неё там букет.
Ну откуда букет? Да от любви, понятное дело. От незащищенной. Конечно, а то ведь презервативы – это ж неудобно, чувствительность снижается, итить. И вообще, презервативы — это ж не романтично ни разу.

А таблетки у нас вагинальные уже, между прочим, и от заразы всякой предохраняют, да. А вы не знали? Вот.
А девочки многие, которые по любви — знают. И несут эту мысль, не думая головой, не читая инструкций.
Только вот врачам ещё не рассказали.
Венерологи, бедные, мучаются в неведении.

Зато всем есть занятие. Венерологам — лечить, фармацевтам — продавать, а жертвам страсти нежной и незащищенной — обещать себе, что больше- ни-ког-да!

А потом все по новой.
Сайт Русского острова